marinadorih, 3 Сен

десница

Десница


Кипела работа на мощном камнедробильном заводе. Рабочий Иван Денисов нагружал ленточный транспортёр большими каменными валунами, и могучий механизм размельчал их на маленькие осколочки, будто кусочки чистейшего горного хрусталя.

-Ещё два часа и конец смены, - размышлял Иван. – Пойдём с ребятами на озеро, поплаваем. Жара утомила меня полностью, а вода, словно чудотворный целебный эликсир, всегда возвращает силы, взбадривает, наполняет энергией. Пятнадцать лет отдал я этому великану. Лучшие годы, всю молодость высосал с меня завод, будто паук кровь со своей жертвы. Сколько нервов и здоровья оставил я здесь. Успокаивает только мысль о супруге и сыновьях-дубочках. Хорошая смена мне растёт. Нет! Не хочу, чтобы мои дети отдали свою жизнь этому монстру. Для чего я  тогда работаю? Хочу, чтобы у них было лучшее будущее. Помогу им стать на ноги, утвердиться на пути. К сожалению, мои родители не могли мне помочь получить образование.

За исповедью самому себе Денисов даже не заметил, как ошибся при погрузке. Только внезапно ощутил адскую боль в правой руке. Её захватило коленчатым валом. Тиски сжали своими зубами не только тело, но и сознание. Пробовал вытянуть. Безуспешно. Наоборот, рука залезла ещё глубже. Что делать? Страх ошпарил, будто кипятком. Но через миг интуитивно ощутил, что надо взять себя в руки и перестать паниковать. Вдруг его осенило.  Он снял сапог и бросил на транспортёр. Подумал, что когда дойдёт вниз, ребята увидят, догадаются, что с ним что-то случилось и придут его спасать с «железного плена». В тот миг, на грани жизни и смерти, разные мысли и воспоминания надвинулись, как грозовые тучи.

В первую очередь перед глазами, как на старой киноплёнке, всплыл образ жены. Вспомнил знакомство. Мирослава была очень красивой смуглой девушкой  с чёрными, как сажа, густыми волосами и зелёными, будто листочки душистой мяты, глазами. Высокая, стройная с грациозной походкой пантеры-хищницы. Они вместе учились на водительских курсах, и он сразу на неё «запал». Только гордая незнакомка не сразу обратила внимание на низенького неприметного парня с юношеской наивной улыбкой. Были, безупречно, у Ивана и свои достоинства, только с первого взгляда они казались не столь заметными. Но Денисов был лучшим на курсе в мастерстве вождения, а в Мирославы как раз это получалось трудновато. Кроме того, на курсы Иван часто приезжал на своей машине, которую купил благодаря собственным мозолям. Вот и решила девушка обратиться за помощью. Естественно, в роли учителя Денисов чувствовал себя, как рыба в воде. Они подолгу катались по городу, изучали манёвры, знаки и ситуации… пока не докатились до самого ЗАГСа. Уже через год у них родился Сашка, а через два и Игорь. Столько времени прошло, столько лет улетело перелётными птицами, как много листочков из календаря жизни вырвала судьба с тех пор!

Острые ощущения боли въедались в каждую клеточку тела, судороги охватывали уже не только руку, но и все нервные окончания. Казалось, что миллионы иголок жалят его голову, шею, ноги, спину…

-Неужели конец?- мелькало в голове. Сапог уже давно должен был дойти до контрольного пункта, его уже просто обязаны были увидеть Андрей с Сергеем. Неужели не поняли условный знак?

Иван решительно снял и второй сапог и бросил его на ленту механизма.

-Теперь точно заметят, - подумал он.

Тем временем тёмные мысли, будто страшные тени, снова нависли над головой.

-На кого останутся мои сыновья, если сейчас погибну? – вертелось в подсознании.

Старший очень красиво рисовал, Денисов хоть и не приветствовал это занятие, но и препятствовать увлечениям Александра не собирался.

-Будь что будет, - думал он. -Хотя с талантов сегодня не прожить, но нельзя же ребёнка отстранять от того, что ему нравится делать больше всего. Пусть себе поступает в училище изобразительного искусства, а там будет видно. Можно и в институт, пускай сам решает. Это же прекрасно, когда ты можешь передать простым мазком движение ветра, танец горной реки, загадочную улыбку эдельвейса… Как человек точный и практичный, Иван никак не мог понять каким образом элементарным нехитрым движением кисти получается перенести с действительности на полотно такое чудо, запечатлеть, как на фотоснимке, миг жизни. А абстракция, символизм, фантастические работы… Как получается у сына понестись к неизведанным Галактикам, коснуться к ладоням Вселенной, мчать неведомыми орбитами загадочных потусторонних миров.

Младший Игорь больше любил биологию и химию. Целое лето гонял за городом за бабочками, собирал гербарий с цветов и листочков, интересовался разными букашками, жучками, насекомыми.

-Может, врачом будет, часто думал отец. – Хотя в таком возрасте цели и желания часто меняются. Жизнь покажет… Но доживу ли я до этого дня?

Терпеть боль становилось всё труднее. А рабочих с нижней части завода всё не было и не было. Вот уже и звонок, который сообщил про окончание рабочей смены. Но на помощь никто не шёл. Транспортёр, по иронии судьбы, не отключали, а рука  застряла между валами уже по самое предплечье.

-Как удивительна жизнь, уже невольно прощаясь с ней, в полуобморке бредил Денисов. – Когда-то я радовался трёхкомнатной квартире, которую с работы получила супруга, потом новой машине, которую мы вместе купили, дальше диплому Мирославы, ведь она училась заочно уже при детях, потом её назначению главным инженером обувной фабрики. Столько всего было… А сейчас я бы всё на свете отдал, только чтобы кто-то освободил меня с этого аркана.

Но небо вдруг стало чёрным, земля поплыла из-под ног, тело погрузилось в невесомость. Он потерял сознание.

Тем временем наконец подбежали Андрей с Сергеем. Они отключили механизм и вытащили окровавленную руку Ивана с крепких клешней валов.  Лицо его было белым, как скатерть. Дышал. Оттянули на траву. Облили водой. Он открыл глаза. Рука почернела, будто её испачкали копотью. Весь организм, казалось, кипит в котловане от жара.

-Как ты – спросил Андрей?

Денисов только повёл глазами, говорить не было сил.

-Сергей побежал за врачами, сейчас твою руку обезболят и отвезут в больницу, успокаивал мужчина товарища. Но Иван снова сомкнул ресницы и потерял сознание.

-Что с ним, доктор, он будет жить? - не успокаивались друзья перед операционной в длинном, пропитанном запахом медикаментов, больничном коридоре.

-Пока не знаю, - сухо ответил эскулап.

-А рука, её спасёте? – кричал за ним вслед молодой, двадцатилетний с реденькой рыжей бородкой Сергей.

-Вряд-ли – послышалось в ответ.

Солнце медленно сползало за горизонт. Летний день, наконец, начал ронять с голубых бездонных ресниц неба вечернюю росу, которую жадно впитывали цветы, трава, даже воздух.  На скрипке ветра зазвучала соната спокойствия, а где-то за горой пульсировала свежесть, которая лёгкой волной докатилась и до силуэтов, сидящих с удочками на берегу озера.

-А помнишь, как в такой же зной с тобой случилось это несчастье? – вспоминал Андрей.

-Этого я никогда не забуду, хотя с того времени прошло целых три года, - ответил Иван.

-Да, мы не думали, что ты вот так ещё когда-то будешь с нами сидеть возле воды, - вмешался в разговор Сергей.

-А я уже не рассчитывал своей больной рукой когда-то держать эту удочку. Но всё-же двенадцать операций, десять месяцев по больницам, три месяца реабилитации, - вспомнил о былом Денисов.

На берег серой шалью опустилась мгла. Жёлтым глазом в зеркальную гладь воды заглянула луна. Приятное ощущение радости жизни неожиданно обняло всех трёх друзей. Размышляя, они потихоньку начали собирать вещи. Пора домой. Родные заждались.

© Copyright Марина Дорих 2011


Оставьте свой комментарий